Вечный огонь – не ВЕЧНЫЙ?

Вечный огонь – не ВЕЧНЫЙ?

или
Совсем не короткая история.
Глава из книги

Я никогда не выбрасываю слов из песни.
Это «не сор из избы выносить», а нежелание заниматься приукрашиванием – возраст не тот. Даже, если, по каким-то причинам, и расходятся мои пути-дороги с кем-то, или мы расстаёмся не совсем «по-дружески», тем не менее: если было хорошее – я так и скажу, если было плохое – утаивать тоже не стану.
Уходят люди… биологически (по возрасту), болезненно (недуги и немощи, сердечные переживания), неожиданно и безвременно (не по возрасту), по-разному, но, уходят… И когда усопшего провожают в последний путь, говорят: «О нём – или хорошо, или ничего», обрывая предложение на окончании.
В действительности, фраза об усопших звучит дословно так: «О мёртвых либо хорошо, либо ничего, кроме правды», автор этого афоризма — древнегреческий политический деятель и поэт 16 века до нашей эры Хилон.
Поэтому, я не уничтожаю фотографии, не вымарываю и не зачищаю лица людей, которые (извините, без пафоса – «увековечены») в космическом интернете, запечатлены в моих клипах и напечатаны в материалах: что было, то было, пусть и остаётся.
Вечный огонь — постоянно горящий огонь, символически знаменующий собой торжественную память народа о павших героях, борцах за свободу, за честь Родины.
8 мая 1967 года Вечный огонь зажжён на Могиле Неизвестного солдата в Александровском саду Москвы. Факел с огнём был доставлен из Ленинграда всего за один день по эстафете. У Манежной площади ценный груз принял знаменитый советский лётчик-истребитель, Герой Советского Союза — Алексей Петрович МАРЕСЬЕВ, а саму церемонию зажжения провёл Генеральный секретарь ЦК КПСС, генерал-майор Леонид Ильич БРЕЖНЕВ: фронтовик, участник Парада Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года. На Параде Победы Леонид Ильич Брежнев был комиссаром сводного полка 4-го Украинского фронта, шёл во главе колонны вместе с командующим фронтом, Героем Советского Союза, генералом армии Андреем Ивановичем Ерёменко.
О Братске сказано, написано, спето и снято немало: известно очень многим то, что Братск – легендарный! и то, что Братск – ровесник Великой ПОБЕДЫ, и то, что здесь находится Братская ГЭС — самая красивая гидроэлектростанция, и то, что флагман цветной отрасли, Ордена Ленина Братский алюминиевый завод, самый крупный – в мире, и то, что в Братске есть свой музей деревянного зодчества под открытым небом – Ангарская деревня, и то, что БРАТСК – самый-самый комсомольский город в стране, и то, что Братск – не только северная столица Иркутской области, но и жемчужина Сибири… Братск – город поистине уникальный, Братск – город-легенда!
Братчане очень искренне любят свой город – красивый, по линиям ровно расчерченный, таёжный – на берегу собственного моря, из которого ангарская вода бежит по трубам в каждый дом и эту живительную хрустальную влагу можно запросто пить из-под крана: далеко не все города на земном шаре могут похвастаться подобной роскошью. А то, что вода – это самая дорогая «валюта» в мире, человечество с каждым не днём, а часом, будет ощущать всё острее – что понятно без лишних слов и так же очевидно.
Безусловно, самым главным богатством Братска были, есть и будут люди – это они, в стародавние времена пришли на берега малахитовой Ангары и начали обустраивать в суровой тайге нелёгкий быт, пускали корни, строили дома и налаживали жизнь.
Это они – расчищали непроходимый лес, ставили крепи и плотинили воду, чтобы задышал Ново-Николаевский железоделательный завод – прародитель современного БрАЗа. Это они – спустя столетия прощались с кровным, нажитым, многими ручьями солёного пота политым, глядя как уходит под воду прошлое, что ранее казалось постоянным, незыблемым, вечным. Это они – с точки зрения целого мира, свершили почти невозможное и укротили непокорную Ангару, чья исполинская силища сегодня крутит-вращает турбины гигантских колёс и дарит людям свет, а промышленные гиганты обеспечивает почти дармовой энергией. Это они – в таёжной глуши, построили красавец-город, прославленный в песнях, которые знает, любит, поёт и будет петь вся страна. Это они – невероятно гордятся своим именем – братчане! и тем, что самоё тёплое и самое настоящее братское имя несёт их город: как музыка звучит и отзывается в сердцах людей – БРАТСК! И это они, братчане, в очередной раз подтверждая свою особую избранность, возвели Мемориал Славы высотой в 26 метров – единственный такой в мире! /фото 1/


По воспоминаниям современников и старожилов города, близко знакомых с этой темой, и с которыми мне повезло часто разговаривать /в т.ч. и с Александром Семёновичем ХОМЧЕНКО, /фото 2/ было известно, что автор Мемориала, скульптор Гаджи Магомедович ГАНИЕВ, с его слов, очень долго и, увы, безуспешно, /извините, «носился»/ с идеей воплощения в жизнь своего замысла, который он посвятил скорбящей матери. В родном Дагестане ему отказали, обращался он и в другие города союзных республик – везде безрезультатно.


В 17! лет ушедший воевать, фронтовик Ганиев, награждённый двумя боевыми орденами и медалями, после Великой Отечественной войны блестяще окончил Московский архитектурный институт и работал Главным архитектором Махачкалы, но, из-за своих принципиальных расхождений в некоторых вопросах с властью, был вынужден уволиться и переехать в город Братск /правда, позднее, по приглашению уже других руководителей столицы, снова вернулся в Дагестан, где до конца своих дней занимал пост Главного архитектора/.
К 30-летию Великой Победы над фашистской Германией в СССР готовились все, без исключения.
Когда Гаджи Магомедович ГАНИЕВ предложил свой проект молодому Братску, руководство городской администрации без колебаний дали «добро!» и сразу же пригласили его на должность Главного архитектора. /фото 3/


Некоторые повествователи, к большому сожалению, в своих материалах и интернете, допускают грубую неточность: Гаджи Ганиев не мог приехать в Братск «с одним лишь рисунком, без инженерных расчётов» и, поэтому, якобы, «ему в помощь пригласили товарища Зимина». Это совершенно не соответствует действительности.
По воспоминаниям Александра Семёновича ХОМЧЕНКО,  Гаджи ГАНИЕВ был человеком незаурядных способностей, с огромным багажом разносторонних знаний и по каждому пункту у него были совершенно чёткие выкладки. Причина была лишь в том, что объём работы был так велик, а сроки максимально сжаты, да и «привязка к местности», с учётом сибирских погодных особенностей и резко-континентального климата, выявила такую массу нюансов, которые нужно было решить, что к реализации Проекта были привлечены лучшие специалисты, способные справиться с этой задачей! Так это выглядит в сухих строчках.
Прочитано в свободных источниках.
Мемориал Славы города Братска — мемориальная конструкция, установленная 9 мая 1975 года в день 30-летия Победы в городе Братске. Обелиск в виде двух высоких ребристых лопастей, символизирующих языки пламени, изготовлен из железобетона по проекту архитектора Г.М. Ганиева, скульптора Ю.И. Русинова при активном участии А.М. Феоктистова, И.М. Ботирюса, А.С. Хомченко и В.М. Зимина. Инженерное проектирование проведено А.А. Бардощовым и А.П. Авштолис.
Благодаря коллективному труду предприятий и организаций, энтузиазму тысяч коммунистов и комсомольцев (в т.ч. и военнослужащих Братского военного гарнизона), что спешно работали на многочисленных субботниках и воскресниках – Мемориальный комплекс братской Святыни поднимался буквально на глазах!
…В моём детстве, по выходным дням, братчане ходили по собственным маршрутам на своеобразные «экскурсии»: где ещё не было асфальта – шагали по бетонному основанию будущих дорог или по грунтовке; держась за круглые поручни из необработанных тонких стволов берёзок, переходили по мостикам, переброшенным через длинные рвы и траншеи; по тротуарам, сколоченных из крепких толстых досок; иногда – по тропинкам, среди ещё оставшихся островков леса; а чаще всего – попросту месили ногами, обутыми в неказистые войлочные ботиночки или кирзовые сапоги, жирную и сочно чавкающую, прилипчивую рыжевато-коричневую глину.
Смотрели на новые дома и объекты; мечтали о будущем и представляли себе новую счастливую жизнь: на деревянных заборах, которыми огораживали строительные площадки и котлованы со сваями, были размещены стенды и мы изучали многочисленные Паспорта возводимых зданий (там содержалась подробнейшая информация с планами-графиками, сроками сдачи «под ключ», рисунками-названиями, телефонами и фамилиями ответственных лиц – от директора СМУ до прораба и бригадиров).
Разумеется, событие такого размаха, как строительство Мемориала Славы, вызывало огромный живой интерес!
Будто бы ещё вчера, по дну глубокого оврага шумели бурные весенние потоки, а мы, пацанами, бегали по большущим круглым, чёрным скользким трубам городских стоков, которые выходили прямо к заливу (нередко, поскользнувшись, или потеряв равновесие, кто-нибудь даже и падал с высоты вниз), а уже сегодня трубы исчезают, засыпанные тоннами гравия, земли и грунта. Всего три месяца ушло на такое большое дело – снова, рекорд по-братски!
Растёт насыпь, техника утюжит и трамбует холм, площадка увеличивается и поднимается тремя полукруглыми уступами, как пирамида. Про то, какое было найдено гениальное инженерное решение для облегчения общей нагрузки и как придумали полые бетонные блоки – написано уже достаточно подробно: важно было успеть всё сделать именно к 9 Мая!
Братчане превосходно справились и с трудностями, и с капризами непогоды Сибири и, точно в срок, в день 30-летия со дня окончания Великой Отечественной войны, Мемориал Славы в Братске был торжественно открыт — всеобщему ликованию не было предела! (на фотографии тех времён хорошо видно, что в овраге ещё плотной стеной стоят вековые деревья).

А затем, среди учащихся общеобразовательных школ, училищ и ПТУ, наступило время яростной борьбы и соревнования За Право нести Почётную Вахту на Посту номер 1! Только самые лучшие из самых лучших, и самые достойные из достойных были удостоены этой Высокой Чести!
За годы своей учёбы в школе № 32 и мне неоднократно посчастливилось побывать и часовым на этом Посту, и разводящим Почётного караула: дух захватывало от сопричастности к важному и высокому, а гордость словно расправляла крылья за спиной – незабываемые воспоминания! /фото 6/
Ныне живущим, юным и молодым братчанам, даже близко подобным, увы, гордиться не приходится. Нещадно, безжалостно оклеветали, истрепали взрослые и Родину, и Память… К великому сожалению, очень горько сознавать, что уходят крепкие НАШИ и, если ничего не предпринимать, на смену, как слизь, потекут и потянутся ИХНИЕ.
На Мемориале Славы проводили самые важные мероприятия: чествовали фронтовиков и ветеранов; проводили митинги, демонстрации и факельные шествия; принимали в пионеры и комсомол; отсюда провожали призывников на службу в Вооружённые Силы СССР; выпускники школ, с аттестатами в руках, клялись в верности родному городу и склоняли головы в благодарность павшим за сегодняшнее мирное небо над головой; здесь собирались парни и мужчины, служившие в различных родах войск и отмечали «свой» День – Танкиста, РВСН, Пограничника, ВДВ и другие, а после 1979 года тут встречались воины-афганцы, сюда приезжали туристы со всего Советского Союза и зарубежных стран, и здесь молодожёны обязательно возлагали цветы к Вечному огню в дань памяти о погибших в годы Второй мировой – гвоздики, астры, жарки, пионы, ромашки, розы и длинные гладиолусы, покрывали пятиконечную Звезду.
Мемориал Славы стал поистине Святым местом Братска!
Позже, появился военный самолёт МИГ–17 и непобедимый танк Т–34, признанный во всём мире самым лучшим танком ХХ века.
====================================================
Наверняка многие (из не служивших) слышали, а военнообязанные точно знают, слово «Триада» (от греч. τριάς, τριάδος) — единство, образуемое тремя раздельными членами. В Советском Союзе триада Вооружённых Сил Отчизны – это Армия, Авиация и Флот.
(Кстати: концерн «Мерседес», специализирующийся на выпуске двигателей, совершенно не случайно, свой знаменитый значок –эмблему, изобразил с тремя лучами, а в качестве лозунга взял выражение «На земле, в небесах, и на море»).
В современном мире ядерная триада – это трёхсторонняя структура вооружённых сил, состоящая из ядерных ракет наземного базирования, подводных лодок с ядерным ракетным вооружением и стратегической авиации с ядерными бомбами и ракетами.
…Был в нашем городе очень неуёмный человек – Фридрих Павлович ЮСФИН, что своими заботами, чаяниями, невероятными идеями, реальными делами и всей своей жизнью так высоко вознёс светлое имя БРАТСКА, что и по сей день многим не под силу.
Всё, что было связано с Военно-Морским Флотом страны – для Юсфина было Святым!
Ещё командуя, военно-морским лагерем «Варяг», Фред /фото 9/ мечтал о том, чтобы на площади Мемориала Славы появился настоящий боевой монумент, у которого моряки в парадной форме могли бы склонить голову и возложить цветы.
1999 год.
В преддверии 55-летия Великой Победы, мне повезло быть с Фредом в Москве: этот седеющий, с густой ещё шевелюрой, мужчина умел открывать самые разные двери любых ведомств.
Не секрет, что среди воспитанников Юсфина, было и есть столько капитанов третьего, второго и первого ранга, контр-адмиралов, адмиралов и даже заместителей командующих флотами страны, что пальцев на руках не хватит, чтобы их перечислить: он всех знал, со всеми дружил и общался, переписывался и созванивался, но, никогда не докучал им – «Сам понимаешь, Игорь, у них – служба!»
Однако, если Фред загорался какой-то идеей – тут уж покоя не было никому. Сам он хоть и жил в Москве, но занимал отнюдь не царские палаты, поэтому меня разместил в гостинице «Славянка», что вплотную примыкает к Центральному Дому Российской Армии имени Михаила Васильевича ФРУНЗЕ (это на Суворовской площади, в двух шагах от ЦАТРА – Центрального Академического Театра Российской Армии). /фото 13/
Можете себе представить, какого высокого положения военачальники, в форме при погонах, флотоводцы с орденами Нахимова, Ушакова и медалями (некоторые, даже с боевыми!), Значками «За дальний поход», наградами иностранных государств и т.п. встречались в коридорах и жили с тобой по соседству: уважительная оторопь, до дрожи в коленках. Здесь же, в «Славянке», проходили и встречи, и переговоры.
Те, кто был знаком с Юсфиным, знали: он — невероятный придумщик, бесконечный фантазёр и чертовски деятельный человек, обладавший даром убеждения такой силы, которая была способна пробивать самые неприступные бастионы властных структур и чиновников.
Так вот, Фред, используя все свои связи в Министерстве Обороны, Главного Командования ВМФ, Главного Адмиралтейства в Санкт-Петербурге и Командования отдельных Флотов, где у него были друзья-единомышленники, задумал невиданное и совершенно небывалое: привезти, (разумеется, списанное), боевое судно, времён Великой Отечественной войны и доставить его в Братск, для установки на постаменте у Мемориала Славы!
Затея – ни много, ни мало – /линейный корабль/ линкор!!
Проделав колоссальную предварительную работу, в обстановке строжайшей секретности, он взял с меня честное слово, что я никому ничего не скажу до самого последнего момента, т.е. до тех пор, пока дело не будет сделано: об этом не знал никто, ни один человек!
Опуская все подробности о достигнутых договорённостях и принятых непростых решениях (всё-таки, любое военное судно той поры являлось уже музейной ценностью), мы побывали и на совещании в Правительстве Москвы (у вице-мэра Валерия Павлиновича ШАНЦЕВА), и на приёме у мэра столицы – Юрия Михайловича ЛУЖКОВА.
Тогда, ещё до моего знакомства с Алексеем Георгиевичем БАРАНЦЕВЫМ , (моя служба в Армии (РВСН) не в счёт – там отцами-командирами и так всё расписано по Уставу, «от и до»), мне никогда не доводилось видеть — КАК и НА КАКОМ уровне надо проводить совещания: сухо, деловито, лаконично, чётко, со знанием различных аспектов вопроса, обязательно – под протокол.


/Спустя годы, мне всего несколько раз повезло быть на подобного рода планёрках: их, без бумажки и подсказки, проводил Первый Заместитель Губернатора Иркутской области в Правительстве С.Г. ЛЕВЧЕНКО — Владимир Юрьевич ДОРОФЕЕВ – высочайший профессионализм этого человека ощущался абсолютно во всём.
Несмотря на своё героическое морское прошлое, всё-таки, Юсфин был «больше» Заслуженным работником культуры, чем военным, и поэтому Фридриху Павловичу знающие люди предлагали именно те «экземпляры», которые были гораздо меньше размером и которых было больше в наличии – торпедный катер, морской охотник, тральщик и т.п. Но, этот железобетонный человек, с генетической упертостью древнейшего рода, кровь которого текла в его жилах, неумолимо стоял на своём: «Только линкор! Или, на худой конец, можете дать эсминец». В переводе на русский – «хрен редьки не слаще».
Так вот, самым архисложным оказался вопрос собственно доставки ж/д транспортом такого экспоната; водного пути до Братска для реализации подобного «безумства» тоже не было – это вам не Атлантика и не Тихий океан.
Только посмотрите на размеры линкоров «МАРАТ» и «КИРОВ»!
В случае доставки боевого судна «по частям», в Братске (для того, чтобы сварить-собрать его снова в единое целое) пришлось бы возвести целую специализированную верфь! Разумеется, никто бы Фридриха Павловича за эти самовольные «художества» не похвалил… Мог получиться неприятный конфуз.
Время быстро уходило, надежда на свершение Гражданского Поступка растаяла, и Фред был огорчён и жутко расстроен.
Когда мы приехали с Фредом в Музей военной техники на Поклонной горе, меня впечатлили эти мощные вооружения, человек рядом с ними – как малюсенький муравейка!
Говорю: «Палыч, идея твоя прекрасная! Но, не обижайся, давай представим себе это зрительно: и самолёт, и танк совершенно «потеряются», если рядом с ними появится громадная техника, например: мощный буксир-трудяга ОТА /Озёрный Теплоход Автоматический/, что таскает плоты в лесной порт и за работой которого братчане могут часто наблюдать издалека. Давай возьмём другой пример — трёх палубный теплоход «РУСЬ» (кстати: некогда он принадлежал БЛПК, а капитаном на нём, до конца своих дней, работал замечательный человек — Владимир Константинович ШАПКИН).
Это ведь только со стороны они кажутся небольшими, видимыми лишь по ватерлинию и без учёта осадки.
В нашем же случае, Палыч, линкор или эсминец, длиной в свыше 200 метров, не просто будет довлеть и нависать над всем, он же запросто «задавит» своими габаритами не только самолёт и танк, но и внесёт нелогичность во всю композицию. Ведь «по плоскости», он станет выше самого Мемориала; а если строить/городить под него бетонные стойки/опоры – это и вовсе нарушит весь ансамбль комплекса».
Парировать моим очевидным доводам Фреду было нечего, и он сказал: «Мой дорогой друг, ты оказался совершенно прав» и, улыбнувшись, добавил: «Как же я люблю тебя, сволочь!»

2007 год.
Праздничная Москва салютует в честь своего 860-летнего юбилея, творческая делегация из Братска – Народный коллектив Театр-студия танца «ЖАРКИ», режиссёр и ведущая ТКЦ Братск-АРТ — Евгения ЩЕКОЛДИНА и Игорь КРАВЦОВ поздравляют столицу /шквал аплодисментов, в восторге и вся Тверская улица, возле памятника Юрию ДОЛГОРУКОМУ, и пришедшие на торжество на Поклонной горе/.
Повсюду суетится заметный Фред Павлович Юсфин, в ярко-красной вязаной жилетке и в чёрном, «пролетарском» кожаном пиджаке, со значком Герба Братска на лацкане.
После замечательного концерта, когда присутствующие на площади дружно подпевали братчанам «Главное, ребята, сердцем не стареть!..», мне нужно было успеть сделать ещё одно важное дело.
Для несведущих.
Любая командировка чиновника, а особенно в Москву – это всегда большой труд: смена часовых поясов, переезд-перелёт, багаж-поклажа (зачастую оплата за перегруз), экспресс, метро, переходы, машины, троллейбус, маршрутка, гостиница…
Ты, как навьюченный мулл, везёшь с собой вещи, документы, книги, и тащишь на себе неподъёмные сумки-кофры-чемоданы, одежду, подарки, сувениры, сибирские гостинцы и проч. А так хочется, воспользовавшись моментом, помимо всего прочего, будучи в столице, успеть за пару-тройку дней посетить выставку-музей-концерт-спектакль-премьеру! Это как «быть у ручья – и не напиться?»
Случаются и другие задания: дополнительно /попутно/ с кем-то созвониться, что-то привезти-передать-получить обратно, кого-то найти, что-то подписать, за кого-то попросить-ходатайствовать, куда-то доехать на перекладных и т.д. и т.п., одним словом – хлопотно.
По прошествии лет, из собственного опыта, знаю совершенно точно: чем выше пост ты занимаешь – тем больше над тобой начальников.
Поэтому, нужно выполнить вдруг, по телефону неожиданно спущенное сверху распоряжение: нарушив все планы рыскать, чертыхаясь, по огромной Москве, потратить целый день, чтобы в дорогом отделе Мега-центра, наконец-то! найти и купить для известного подполковника сувенирные «погоны полковника» с большими звёздами из чистого золота.
Как известно, именно в Москве находятся Главные Центры и Комбинаты по изготовлению и пошиву всего, без чего учреждения культуры не могут обходиться.
Наш Дворец Искусств города Братска тогда готовился к очередному торжеству – проведению Фестиваля и, учитывая сроки доставки, сохранность инструментов и (немаловажно – экономию бюджетных средств), по просьбе директора Дворца — Татьяны Григорьевны ГАЕВСКОЙ, /ФОТО 20/ я получил по описи целый музыкальный комплект для Оркестра русских народных инструментов Дворца! Большое спасибо каждому «Жарочку», который, кроме своих многочисленных костюмов, привёз в ручной клади новёхонькие домры, балалайки, гусли и проч. Точно так же, когда-то давно, мне довелось заниматься доставкой роскошных занавесов в театральные залы (изготовленных, по обязательным требованиям пожарных, из негорючих материалов) для ДК «Лесохимик» и для ДК «Металлург».
… А Фред Павлович снова и снова тянет меня в музей военной техники: «Игорь, ну, давай сходим, поглядим ещё раз на корабли! Время уходит, а мы для моряков так до сих пор ничего и не сделали. Если не корабль, то, может быть, привезём с корабля зенитную установку или пушку со списанной подводной лодки?» /фото 21/ Я спросил у него: «Палыч, как ты думаешь, сколько людей сможет отличить морское вооружение от пехотного? Специалистов нет, большинство – гражданские. Это только кадровые офицеры, чуть свысока, дают меткое определение такой разнице, когда, говоря о военных, произносят — «китель», а «пиджак» — говорят про гражданских. По Мемориалу мы обязательно что-нибудь придумаем, обещаю!»
_________________________________________________________________________________________

2009 год.
…И прогрохотало взрывом кризисное эхо 2008 года… Городская администрация судорожно выискивала пути и способы экономии на всём, где можно, и где не можно: сокращали расходы, вакансии, ставки, штатную численность, транспорт, командировки, сворачивали гастроли и т.д. и т.п., открылся счёт «дням без содержания» … Каждый новый день приносил тухлые новости о ещё более тугом «затягивании поясов» — страдали все отрасли, но, больше всех беззащитной, увы, как всегда, оказалась культура потому, что даже тогда, когда в 2010, вроде бы, некая стабильность и стала устанавливаться – обещанное секвестирование ряда бюджетных статей в эту отрасль так и не вернули. Кстати, до сих пор.
Нелогичность действий сквозила ото всюду и никакие аргументы не принимались во внимание.
По приказу, все «прикручивали кран» на трубах, чтобы мифически сэкономить на отоплении: посчитайте, какая жирная маржа может образоваться, если снизить температуру (только в бюджетных учреждениях) хотя бы на градус? А если на два? пять, семь, четырнадцать?..
А если в жилом фонде? Вряд ли вы, как ответственный квартиросъёмщик, сможете почувствовать разницу своим телом: 22 градуса тепла в ваших комнатах (по нормам), или 20? А если по всему городу «ужаться»? Таким образом, «экономия» в нужном месте и в нужный час может такой итоговый барыш обозначить — фантастика! – ведь вы — законопослушный гражданин и своевременно вносите плату за услуги ЖКХ.
Доводы о том, что нарушение температурного режима, например, в библиотеках, крайне негативно скажется в целом на сохранности книжного фонда; а в музыкальных школах пострадают дорогие инструменты – не слышали вовсе.
Тем более, что вечером кран «закручивали», а днём открывали вновь: но, с утра включали в сеть мощные «пушки» и вентиляторы, воздухонагреватели и калориферы, чтобы хоть чуточку нагреть воздух, а у посетителей пар не валил изо рта. Счётчик потребления электроэнергии вращался с бешеной скоростью, сумма платежей росла вверх и, «на круг», получался если не перебор, то «овчинка явно не стоила выделки».
Кроме того, учреждения культуры не обеспечиваются тепловыми приборами: во-первых – незачем, во-вторых – их электропроводка не рассчитана на такие доп. нагрузки, а в-третьих — за подобными «вольностями» зорко блюдёт местный пожнадзор /хотя, не лукавя, скажу: ряд эксцессов имел место быть, слава Богу – без особых последствий/.
Электронагревателей катастрофически не хватало, приносили из дома, из гаража свои: в магазинах они сначала исчезли, а когда вновь появились – цены на них стали заоблачными: денег в бюджете, как вы понимаете, нет, поэтому прозвучало «волшебно-позорное» -«Ищите спонсоров!» Поверьте: выпрашивать и клянчить, даже просто попросить деньги (пусть и на хорошее дело) – очень стыдно, неловко и совестно, я знаю о чём говорю.
Морозы не отпускали: в Большом Думском зале ветер с улицы колышет жалюзи на окнах, сотрудники культуры на работе ходили по коридорам в валенках, подскочило число гриппа и ОРЗ.
Многие братчане, что купили билеты «на сказку» в ТКЦ, помнят этот хаос. Сотни и сотни разгневанных родителей ежедневно жаловались во все инстанции на жуткий холод в ТКЦ – детей, пришедших на Новогоднее Представление, оставляли одетыми в шубки и пуховички; негодующие тёти и дяди кричали в трубку раскалившихся телефонов Департамента, и – вдобавок ко всему (как «вишенка на торте»), ещё один «удар под дых» от федералов. Те, вообще вели себя как космические пришельцы.
Странное дело: и Прокуратура, и Роспотребнадзор, и Пожнадзор, и депутаты Думы, так же, как и все, присутствуют рядом с тобой на всех совещаниях «по оптимизации и борьбе с кризисом», слушают, берут на карандаш, кивают, голосуют, получают документы, изучают протоколы, соглашаются и т.д. Но, как только возвращаются к себе в кабинеты, то народные избранники (хотя, лично я, со многими из них в прекрасных отношениях, а некоторые из депутатов в своё время оказывали огромную помощь культуре, и об этом я постараюсь позднее рассказать особо) – начинают строчить Депутатские запросы по обращениям жителей своего округа, а надзорные органы – забрасывать письмами и Требованиями «об исправлении…, недопущении впредь…, устранении в срок…,» и проч. — с какой они планеты? непонятно.
Для большей экономии электроэнергии, по распоряжению Доскальчука, в сером здании отключили лифты: попробуйте поскакать с первого этажа — на десятый и обратно целыми днями – сомнительное физкультурное удовольствие, уверяю вас.
А в тот момент непрерывным потоком шли аттестации работников, защита фин. плана и заседания кризисного штаба: еженедельно, наверх, в область, летел доклад о принятых мерах и достигнутых показателях.
Надо сказать большое спасибо и отдать должное заместителю мэра по соц. вопросам – Татьяне Ивановне ЛИТВИНОВОЙ  (а ей было значительно тяжелее всех, поскольку самый сложный и ответственный блок – это социальный), и она, как разъярённая тигрица, билась за каждую строчку, за каждую позицию, за каждый пункт и за каждого человека!


Всё, что было у неё в подчинении – культура, спорт, образование, молодёжная политика, здравоохранение, социальная защита – имели своё право на выживание, и у каждого руководителя своей отрасли были веские аргументы. Если бы не помощь и поддержка Татьяны Ивановны – «крови, жертв и потерь» могло быть гораздо больше.
Однако, даже она, с её-то цепкой хваткой, сокрушительным напором и огнедышащей харизмой, не смогла убедить вышестоящих в неправильности принятого решения – отключения Вечного огня на Мемориале Славы.
Знаю совершенно точно, что об этом опрометчивом, неразумном шаге администрации говорил Председатель Думы города Братска Эдуард Юрьевич ДЁМИН.

Против этого выступали: Владимир Павлович ДОРОШЕНКО, Александр Сергеевич ВОЛОШИН, Почётные граждане Братска — Иван Васильевич ОРЛОВ, Фридрих Павлович ЮСФИН и офицеры запаса – Сергей Григорьевич МОСКОВСКИХ, Алексей Леонидович КАЗАНЦЕВ, Александр Васильевич ЗЕЛЕНКОВ, Пётр Васильевич МАНУШИН, и другие, но – как происходили их встречи в т.н. «верхах», достоверно не скажу, поскольку не был непосредственным свидетелем разговоров, а домысливать – не в моих правилах.
Итоговый результат известен: главе Центрального округа Николаю Петровичу ПАСТУШКОВУ поставили «задачу» и, прикрываясь острой необходимостью «планового ремонта изношенного газового оборудования станции», на Мемориале Славы Братска погасили Вечный огонь…
ПОЗОРНЫЙ ЭПИЗОД В ИСТОРИИ ЛЕГЕНДАРНОГО БРАТСКА
Я, в ту пору, ещё совершенно «зелёный», почти начинающий чиновник, не искушённый в «за ковровой толкотне», в негодовании искрил, полыхал жаром и, со звенящим свистом, «окуривал паром» присутствующих в кабинете Доскальчука: напоминая о Всенародной Памяти, о традициях, о патриотических чувствах многонационального народа нашей страны — в ответ – почти кричащий визг о том, что я «ни х..чего» не понимаю в мировой обстановке».
После убийственного разноса, почти врываюсь в кабинет мэра и, с распалённым до пунцового цвета лицом, с порога выпаливаю: «Я родился в БРАТСКЕ! Я, будучи пионером, нёс Почётную Вахту на Посту номер 1! Даже когда в Кремле сняли флаг СССР – Вечный огонь горел; и при Невмержицком, в безумные 90-ые, Вечный огонь горел; и когда трещали морозы за минус 50, в 2000, 2001, и 2002 годах, при Петрунько – Вечный огонь горел! Ведь если так остро встал вопрос тотальной экономии, можно, в конце концов, сделать пламя послабее, но ни в коем случае не гасить его!
Это – не лампочка уличного освещения: выключил/включил по надобности – это Память!
В нашей семье КРАВЦОВЫХ — пять человек. Я, как Начальник Департамента культуры, по своим деньгам зарплаты, из собственного кармана, готов заправить пять (по одному на каждого члена семьи) 50-литровых баллонов газа «пропан» — даст Бог, не обеднею, и пока не отремонтируют всю сеть газопровода к Вечному огню – пусть горит этот «мой» газ, пусть это будет вкладом нашей семьи в сохранении Святого огня. Если времени (на ремонт) потребуется больше – кинем клич через газеты и ТВ, попросим содействия депутатов Думы – и, я уверен! – неравнодушные братчане сохранят свою Святыню. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Вечный огонь погас. И вы, Сергей Васильевич, как мэр и офицер, понимаете, как это важно для всех нас!»


О, Господи, что тут началось!? – «распустился божественный лотос и раскрылся во всей красе»:
«Да ты кто такой? Да что ты понимаешь?? Да что ты знаешь об офицерской чести??? Да тебе ли рассуждать о ней???? И кто тебе дал такое право??????»
Безусловно – у мэра огромная ответственность за всё, и больший объём информации, и должны быть какие-то особые знания, и тем не менее…
Когда художник берёт в руки карандаш (мел, графит или уголь), он начинает наносить кроки, точки, линии, пунктиры, наброски, штрихи…
Для меня этот эпизод – по Вечному огню – обозначился своим первым, особенным, «штрихом» к портрету подполковника. Как острая заноза – маленькая, но, вонзившись, она впоследствии болезненно напоминала о себе и всё больше саднила.
В завершение, через усики, на фальцете, изрыгнулось: «Ты, что, бл.., самый умный?????»
Надо признаться, где бы я не работал – во всю глотку «благим матом» орали (и по телефону – так, что мембраны готовы были лопнуть, и воочию – так, что раскачивались жалюзи на окнах) только Доскальчук и Серебренников. Последний, при этом, в гневе, шибко любил топотать ногами.

2014 год.
Я очень горжусь тем, что наш сын, Анатолий КРАВЦОВ, честно выполнил свой Конституционный долг и отслужил на кораблях в составе Тихоокеанского Флота России (ТОФ) во Владивостоке!
Как я вручал Приветственный адрес (от имени тогдашнего Заместителя Губернатора Иркутской области С.В. Серебренникова) морскому командованию Центра, и какие напутственные слова говорил принимавшим в тот памятный день Присягу, можно посмотреть на моём сайте, в видео «Присяга».
Одним из ослепительно-ярких открытий для меня – было увидеть монумент, о котором (для Братска) можно было только мечтать! Я немедленно позвонил Фреду Павловичу, радостно и торопясь, почти взахлёб, рассказал о таком варианте, отправил ему по электронной почте фотографию и тут же получил массу слов одобрения и поддержки. /фото 27/А когда я, в телефонную трубку, прочитал ему текст на гранитном постаменте, на том конце провода повисла долгая тишина: «Фред, алло! Ты меня слышишь?» Через паузу раздалось: «Я плачу, Игорь, комок в горле… Лучшего и не надо.»

ГЕРОИЧЕСКИМ МОРЯКАМ И ПОДВОДНИКАМ ПАВШИХ СМЕРТЬЮ ХРАБРЫХ В БОЯХ ЗА СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ НАШЕЙ РОДИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ И ПОГИБШИМ ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ СВЯЩЕННОГО ВОИНСКОГО ДОЛГА

Воодушевлённый суровостью монумента и лаконичностью надписи, я уже мысленно представлял себе — как это будет превосходно гармонировать с уже имеющимся на нашем Мемориале, и как же это всё вовремя состоится: именно к 70-летию Великой Победы!
Естественно, мы обо всём договорились и всё обсудили с командирами – кроме доставки многотонного якоря по автодороге, был ещё один существенный нюанс. Перед отправлением в путь предстояло очень грамотно оформить документы на груз, т.к. из-за того, что именно будет указано в сопроводительных документах – «изделие», «металлолом» или «музейный экспонат», будет зависеть успешное продвижение домой через все пункты досмотра и контроля. Для беспрепятственного проезда с тяжёлым якорем (кстати, вес некоторых может превышать десятки тонн!) нужно было заручиться целой папкой документов и бумаг, заверенных весомыми печатями. Короче говоря, впереди – большая работа.
Позднее, когда я рассказал об этом замысле Генеральному директору Братского пивоваренного завода В.И. СМИРНОВУ, /ФОТО 29/ который, как известно, свою флотскую службу нёс на Тихоокеанском Флоте, на Острове Русский: остров имел статус закрытой территории и являлся крупнейшей учебной базой всего Военно-Морского Флота СССР, Владимир Иванович с чувством сказал: «Это замечательно! Если ты это сделаешь – я и сам приду с цветами, и детей-внуков, и всех родственников приведу! Сегодня в Братске негде поклониться морякам, и с Праздником поздравить – тоже негде».
2015 год
Год 70-летия Великой Победы! Из новостных каналов объявили о том, что этот праздник «Президент России взял под личный контроль», значит — особая ответственность с глав субъектов, губернаторов и мэров, со всеми вытекающими. Единообразный символ «Голубь на небесно-синем фоне» уже рассылается по городам; эмблема, очень мягко скажем, «неоднозначная», поскольку для всех граждан страны — Победа 45 года всегда ассоциировалась с Орденом Отечественной войны 1 степени (или с орденом Победа). Правда, чуть позднее, «Голубь» стал появляться в нескольких видоизменённых транскрипциях, а на самом же деле, вся символика (разумеется, другая) была утверждена ещё в 2013 году: кто заинтересуется – почитайте статьи и материалы на эту тему, очень интересно и познавательно.
Готовился к юбилею и Братск. Я доложил Сергею Серебренникову о планах по Мемориалу Славы: и про якорь из Владивостока, и про возможное использование иных материалов для постамента, которые предлагали специалисты и знающие люди / ведь с приходом Серебренникова, Главного архитектора в Братске не стало, как нет его и сей день/, это — мрамор, гранит или местный диабаз. Получил одобрение, заверение в поддержке, но – денег в бюджете на это нет, мы и так потратились на буквы, чтобы добавить новые фамилии на обелиск, и со стеной надо вопрос решить, так что: «Сам понимаешь – инициатива наказуема, поработайте с предпринимателями, организациями». Спрашиваю: «Тогда, можно я лично обращусь к БАРАНЦЕВУ?» «Да ты что!? ни в коем случае! он и так нам много помогает. Ищите спонсоров».
Надо обязательно упомянуть и о том, что к 70-летию Великой Победы готовились все люди, каждый по-своему: композиторы сочиняли песни, художники писали картины, поэты выражали свои чувства в стихах, и т.д., и каждый мечтал об издании собственного сборника творений, на который так же нужны были средства.
Не оставались в стороне и ваятели-зодчие, скульпторы и архитекторы – у каждого были свои предложения по созданию бюстов, скульптур, композиций и памятников. С учётом установки постамента морякам и подводникам /якорь/, т.н. «Стена», о которой сказал Сергей Серебренников, стала бы логическим завершением всего комплекса. Предполагалось изобразить на ней Знамя Победы, точки на карте и названия Главных сражений Великой Отечественной, имена Маршалов СССР и т.п. Как известно, наш Мемориал Славы имеет особый «полукруг» с одной стороны и, если бы, архитектурное предложение одного автора нашло своё воплощение – это было бы очень красивым и монументальным.
С учётом существующего здания ПЛ-24 /ныне БрИМТ/, планировалось ликвидировать корявые пуховые тополя, а вместо них, таким же полукругом, высадить рябины, зелёные и голубые ели – по примеру тех, что растут у Кремлёвской стены /будучи однажды в командировке в Иркутске, я успел договориться о саженцах с руководством одного из лесхозов/. …Когда-то давно, творческая группа из Братска поздравляла Северо-Байкальск с юбилеем города, нашу делегацию возглавлял полковник А.С. ВОЛОШИН. Мы с ним были приятно удивлены, когда увидели по всему городу на постриженных газонах роскошные рябиновые кусты и деревья/тамошний мэр запретил посадку пуховых тополей и нашёл им красивую альтернативу/. «Вот бы и нам так на Мемориале сделать, Анатолич»! – сказал мне Александр Сергеевич.
/Кстати, в Православии, кода поминают усопших(погибших) считается, что лучше всего «поминают» птицы: они склёвывают ягоды и разносят их семена по всему свету. Именно по этой причине, а не только из-за красоты растения-дерева, на кладбищах и памятных местах, так часто можно видеть рябину и облепиху/.
Молодой, но творчески зрелый человек, придумал и разработал свою собственную, совершенно уникальную технологию по работе с камнем и предложил применять её обелисках, стелах и памятниках. Представил свои наработки в города Иркутской области и, по началу, Братск на них живо откликнулся. Стоимость работ не дешёвая — несколько миллионов рублей, но главным показателем была долговечность.
Я не вдаюсь во все подробности и тонкости технологии, поскольку не специалист в этой области – кто захочет, узнает, но, насколько помню, кажется, что ею заинтересовались даже эмиры из Объединённых Арабских Эмиратов.
Особая «прелесть» заключалась в том, что автор этого проекта был сыном Ирины Павловны МАСЛАКОВОЙ /ЛАГУНОВОЙ/, которая, на тот момент, работала в администрации и возглавляла пресс-службу. «Бдительные доброхоты», а такие есть повсюду, усмотрели в этой родственной связи возможную «коррупционную» составляющую: кому надо – нашептали, с кем надо – перешептались дополнительно, попортили нервов и крови попили Ирине Павловне немало и… проект умер, ещё не родившись.
/К сведению: молодой автор нашёл единомышленников у себя на родине в другом месте, и на открытие его Мемориального объекта в городе Свирске приезжал сам Сергей Владимирович ЕРОЩЕНКО, в ту пору — Губернатор Иркутской области/.
…Для перевозки якоря требовалась либо спецтехника /типа тягача/ или мощный грузовик, а среди тех организаций, к кому я обращался, таковые либо отсутствовали, либо были заняты на собственных работах. У коммерсантов и директоров малых и частных предприятий своих забот был полон рот – «Извините, Игорь Анатольевич, нам сейчас не до якорей».
В одиночку работать непросто, а «тяжёлой артиллерии» у меня в тот момент в запасе не было: Фридрих Павлович ЮСФИН с каждым годом «взрослел» и, периодически, волнообразно, его нещадно мучила подагра /иногда её называют «болезнью монархов»/. В своих письмах он писал /Слава Богу, многие из них сохранились/, а по телефону говорил так: «Дорогой мой министр! Я всеми силами и душой хочу деятельно помочь тебе, но это болячка не даёт покоя. Несколько раз падал в квартире на пол. Пока лежу на диване – чувствую себя и космонавтом, и альпинистом, и кем угодно – всё могу, всё знаю, всё сделаю! Но, как только надо встать и куда-то идти – так болят эти ноги проклятые что, даже опираясь на свой костыль /палку/, еле передвигаюсь по комнате. Знаю, ты и один многое сможешь, я в тебя верю».
В конце концов, мне всё же удалось договориться с одним из перевозчиков /ИП/: составили план, смету, приложили расчёты – сумма приличная – как у любого бы получилось: ГСМ, амортизационные отчисления, зарплата водителя и напарника (в одиночку ехать отказывался категорически – регион незнакомый), суточные, командировочные, проживание, оплата весового контроля + система ПЛАТОН, и т.п.
Командировка «нарисовывалась» ответственная – шутка ли? с учётом ограничения скорости движения (особый статус и вес груза), расстояние только в одну сторону – без малого 5 тысяч! вёрст, дороги — разного качества, и проч., по самым оптимистическим меркам прикинули – две недели уйдёт, было над чем задуматься…
И снова слышится: «Нам стадион надо красить, трибуны! на салют-то не можем наскрести, а тут вы ещё, со своим новым монументом! Есть Мемориал – и хватит. Мы, вон, буквы оплатили! Денег в бюджете нет».
А тут ещё из Владивостока звонит-пишет морское командование: «Поторопитесь, Игорь Анатольевич, с приездом, некоторые офицеры из нас совсем скоро уйдут в запас, сами понимаете – потом будет уже не до ваших вопросов». А время, действительно, таяло на глазах.
И снова «иду на поклон» к предпринимателю, готовый провалиться сквозь землю за неспособность города решить отнюдь не сверхсложную задачу: что-то пытаюсь мямлить про «денежные трудности». А у него – свои планы, свой график и свой календарь – оно ему надо, про «трудности» слушать? Рассказываю про историю Мемориала Славы, о людях, о патриотических чувствах и, о, чудо! – он соглашается все расходы взять на своё ИП, кроме ГСМ. «Хорошо, я поеду без оплаты, чтобы быть сопричастным к празднику Великой Победы. Только из уважения к тебе, Игорь Анатольевич, я иду на такое, без рентабельности в нашем деле никак нельзя, мне семью кормить надо».
Окрылённый, почти влетаю на 7-ой этаж с доброй вестью и, как обухом по голове: «Денег нет». В коридоре ко мне подходит Михаил Алексеевич РИЗМАН: «Ты чего такой чёрный? — на тебе лица нет». Когда выслушал, произнёс: «Рад бы помочь тебе – да полномочий не имею и денег у меня нет».
Возвращаюсь с настроением хуже, чем у побитой собаки, к предпринимателю, он помолчал, развёл руками и сказал: «Ну, извини, Игорь Анатольевич, я и так вам навстречу пошёл, сам готов был остаться без заработка. Но, машину нужно заправлять! не ездит она на воздухе, понимаешь? не изобрели ещё пока таких машин. Откланиваюсь»!
Единственное, что сделал Департамент культуры на Мемориале Славы в тот год – построил трибуну, которая защищала от ветра с моря и где могли сидеть-стоять фронтовики, ветераны тыла, старожилы и городское начальство. /фото 32/
Огромная благодарность за труд строителям! – это Александр Александрович ДАНИЛКИН и Бобомурод Сафарович ХАИТОВ и, в ту пору, моему незаменимому заместителю по техническим вопросам – это Олег Александрович РЫБИН.
Как только не обзывали наше сооружение высоко и не очень высоко посаженные начальники белого дома: «и нелепое, и убогое, и неказистое, и бесполезное, и только деньги зря потратили и т.п.»; и с оплатой работ тянули долгое время… А вот, поди ж ты – каждый год, снова и снова, ставят «нашу» трибуну.
—————————————————————————————————
Официальная информация
Президент России Владимир Путин поручил правительству и «Газпрому» обеспечить Вечные огни бесплатным газом. Об этом говорится в перечне поручений по итогам совещания с членами правительства.
Поставка газа «для обеспечения возможности постоянного горения Вечного огня и периодического горения Огня памяти на воинских захоронениях и мемориальных сооружениях, находящихся вне воинских захоронений», должна быть организована до 1 мая 2022 года. Ответственными за выполнение поручения назначены премьер-министр Михаил Мишустин и глава «Газпрома» Алексей Миллер.
В середине января секретарь генерального совета «Единой России» Андрей Турчак сообщал, что в 2022 году муниципалитеты освободят от оплаты газа для Вечных огней. Он рассказал, что в предыдущие годы Вечные огни неоднократно гасли из-за неуплаты или просрочки оплаты. Турчак отметил, что 80% Вечных огней снабжаются «Газпромом», еще 20% — независимыми поставщиками газа.
О своей готовности бесплатно поставлять газ для Вечных огней «Газпром» говорил еще в мае прошлого года.
—————————————————————————————————
Ещё когда С.Серебренников был мэром, в одном из интервью он был абсолютно прав, когда говорил — «Память народа сильнее!»
Слава Богу, люди в Братске хорошо помнят, что именно им сладко и многократно обещал Сергей Серебренников. На поверку выяснилось: декларировать – не значит соблюдать. Всё время давать братчанам с офицерского плеча «пустышку» невозможно, здесь серебренниковский «эффект плацебо» не работает.
—————————————————————————————————————————————————————

В сухом остатке имеем:
Морского монумента с якорем — нет, Памятной стены — нет, рябин и елей – нет, обещанных кедров и сосен тоже – нет, Вечный Огонь потушен: позорная страница Истории легендарного Братска. Офицер С.Серебренников стал Почётным.

Игорь Анатольевич КРАВЦОВ

685
Поделитесь в соцсетях