Жизнь после «заточения». Как человек с инвалидностью меняет Братск?

Жизнь после «заточения». Как человек с инвалидностью меняет Братск?

Доступная городская среда – это не так дорого, как может показаться. Главное – это не финансы, а понимание особенностей людей с ограниченными возможностями.

Госпрограмма «Доступная среда» действует в России с 2011 года, но, как правило, «растворяется» в отсутствии желания и воли у исполнителей реализовывать её в полной мере.

О том, почему адаптировать города под маломобильную категорию граждан необходимо и как это делать наиболее эффективно, знает активист из Братска Дмитрий Рейзвих, который уже семь лет борется за доступность городских пространств для всех без исключений.

20 лет взаперти
«Мышечное заболевание у меня начало развиваться ещё в подростковом возрасте, – рассказывает 43-летний братчанин. – В 12-15 лет я почувствовал, каково это быть стариком, когда мышцы слабы и постепенно теряешь способность подняться на ступеньку без поручней или перил. Сейчас в Братске проживает более 20 тысяч инвалидов, более тысячи из них – колясочники, но выбираются в город единицы – может, 10-15 человек. Это шокирует, но это так. Я сам 20 лет просидел дома, потому что у меня не было современной коляски и пандуса».

В 2012 году Дмитрий, приложив колоссальные усилия, получил современную инвалидную коляску на электроприводе, а складной пандус за 15 тыс. руб. купил сам.


Инвалиды со всей России хотят приехать на Ольхон, но для этого нужно создать соответствующую инфраструктуру. «Доступный туризм». Как сделать Байкал доступным для людей с инвалидностью? «Когда после «заточения» я впервые выехал в город, то был как ребёнок, – вспоминает он. – Поскольку инвалидность получил ещё в советское время, то словно через портал очутился в другой реальности, где многие вещи мне были незнакомы. Например, я не знал, что люди, которые собираются возле супермаркета, просят милостыню. Встал там отдохнуть и не понимал, почему на меня смотрят косо».
Дмитрий говорит, что за годы его «отсутствия» город сильно изменился. И не в лучшую сторону: стал неряшливым, появилось много неказистых зданий – пристроек, павильонов, «курятников» – строений, обшитых профлистом. О доступности городской среды для таких людей, как он, говорить вообще не приходилось – её просто не было.

«Разбитые тротуары, повсеместно высокие бордюры создавали колоссальные трудности, поэтому я в основном передвигался по дорогам, что небезопасно, но другого варианта тогда практически не было, – вспоминает он. – Во время своих «вылазок» и экскурсий по городу быстро понял, насколько нелогична реализация программы «Доступная среда». Складывалось впечатление, что большая часть средств, выделяемых на неё, шла совсем не на то, чтобы делать города действительно доступными».

И Рейзвих начал писать. В городскую думу, в администрацию, затем и в прокуратуру. Писать о том, что пандусы и понижение бордюров в городе необходимы. И не только для колясочников. Мамы с детьми, пожилые горожане, которым трудно взбираться на высокие ступеньки и бордюры, – людей, нуждающаяся в доступной среде, очень много, и их интересы необходимо учитывать.

«Мы не просим слишком многого»
«Было много отписок. Очень часто я сам выезжал на капремонт городских дорог и лично просил строителей учесть пожелания и сделать пандусы. Ко мне, в частности, прислушались при ремонте на ул. Рябикова и Возрождения. Но доделали не всё. Так, по моему обращению по ул. Рябикова администрация города в итоге обратилась с иском в отношении подрядчика и суд выиграла», – рассказывает Дмитрий.

Но, пожалуй, главной его победой можно считать масштабное обустройство бордюрных пандусов на центральных улицах Братска в 2017 году – тогда сделали 104 объекта на широких тротуарах улиц Советской, Ленина, Обручева. Комфортно стало всем, даже обычным горожанам с тяжёлыми сумками.

650 «особых» детей в Приангарье живут не в семьях. Жизнь вопреки. Какие проблемы преодолевают родители «особенных» детей?
«Я надеялся, что эту работу продолжат, как и обещали городские власти. Но в 2018 году контракты на аукцион выставили осенью, и никто уже не захотел браться – работы не выполнены. А в 2019-м вообще молчат об этом, – расстраивается активист. При этом он делает интересное замечание: доступная городская среда – это не так дорого, как может показаться. К примеру, в этом году в 24-м микрорайоне Братска всё же будут делать бордюрные пандусы за счёт средств городского бюджета, и по контракту стоимость одного устройства понижения с тротуара – всего 7 тыс. руб».

«В 2017 году 104 пандуса сделали за 2 млн рублей, и можно предположить, что смету завысили. Если исходить из расчёта 7 тыс. руб., она не должна была превысить миллион рублей. Не хочу никого обвинять, моя задача, чтобы люди поняли: доступная среда – это не дорого, не стоит думать, будто люди с инвалидностью слишком многого просят», – говорит Дмитрий.

А иногда доступная среда вообще может быть бесплатной. Ничего не стоит рабочим во время ремонта дороги сделать лишний проезд или залатать дыру в тротуаре – для этого просто необходимо желание и понимание потребностей людей с ограниченными возможностями здоровья.

«Самый серьёзный вопрос в формировании доступной среды – это не финансы. Если строитель, проектировщик или чиновник сталкивался с нашими проблемами, то у него не возникнет вопросов и отторжения – он будет делать бордюрные пандусы. В других случаях будут формализм, отписки, оправдания. Но я готов с этим работать. Сейчас по федеральному проекту «Комфортная среда» также благоустраивают городские пространства и всячески, к сожалению, пытаются игнорировать доступность. Однако я за всем внимательно слежу, благо вся документация теперь в открытом доступе в Интернете. Вношу предложения в проекты, и их, как правило, учитывают. И уже за это я благодарен!» – говорит Дмитрий.

Елена Кутергина 

66
Поделитесь в соцсетях