Паводки в Иркутской области: кто и как восстанавливает территорию и когда начнется большая стройка?

Паводки в Иркутской области: кто и как восстанавливает территорию и когда начнется большая стройка?

Вернулась из Тулуна в Братск и поняла, что стоит написать о быте и в целом о развитии событий в зоне паводков. Людям, живущим в комфорте, трудно представить, как там всё непросто, а еще меньше понятно, что будет дальше. Время идет, вот-вот зима, а интенсивных работ по строительству или ремонту нет. Когда всё начнется?

Начну с нашего штаба, который был развернут буквально за три дня несколько недель назад. Сегодня штаб оперативной группы Минстроя РФ в Тулуне — место притяжения всех ведомств, чинов самого высокого ранга. Здесь аккумулируется самая точная аналитика, а она очень нужна. Но не менее важно, что здесь созданы условия для людей.

Наш начальник штаба Леонид Ставицкий в подсобке офисного здания установил плиту, холодильник и даже раковину! По вечерам порой сам варит макароны, а на днях министр строительства и жкх России Владимир Якушев заваривал на этой кухне доширак. Некогда ходить по ресторанам и столовым, к тому же в Тулуне их в общем-то и нет.

В магазинах тоже особо еды нет — в основном сухпаек, от которого на третий день командировки начинаешь сходить с ума. И вдруг на кухне появляются арбузы! А кто-то из местных принес домашние огурцы — настоящее счастье.

Аналитическая работа, бесконечный выпуск постановлений и распоряжений, совещания, телефонные переговоры — всё происходит в одном пространстве, люди работают в среднем по 16 часов. Но бывают рабочие 24 часа — когда нужно срочно для Правительства РФ составить какой-нибудь реестр с фотоматериалами и т.п. Аналитики работают круглосуточно.

Сосредоточение сил также — на объектах, которые нужно постоянно контролировать: дамба, территории оползней, МКД с признаками разрушения, подъем воды в зонах разрушения берегоукрепления и т.д. Инженеры в режиме онлайн мониторят ситуацию и выдают тех. решения как на конвейере.

Штаб постоянно транслирует местным властям идеи о том, что делать дальше. Первые восстановительные работы скоро закончатся, но это — только начало. Как ремонтировать? Как строить? И тут бытовой вопрос — вновь на первом месте. Те подрядчики, которые приступили к ремонтам на важнейших соцобъектах — школах и детсадах — вынуждены везти с собой буквально всё из Иркутска: стройматериал, вагончики для проживания. Конечно, это нежизнеспособная схема — 8-ми подтопленным районам нужны тысячи рабочих рук и непрерывные поставки материала, инструмента, а также условия для нормальной работы и жизни.

Ставицкий дал несколько предложений. Во-первых, создана Служба заказчика Иркутской области — она будет заниматься капремонтами в 9 тысячах помещений, которые нужно восстановить к 1 ноября. Сметы, возня с документами, контракты — всё будет аккумулироваться в одном месте, и это правильно.

Во-вторых, предложено создать единые логистические склады с 30-ю видами стройматериалов по фиксированной цене, чтобы строители не бегали в поисках доски или гвоздей. К 9 августа склады должны открыться на жд-тупиках в самых пострадавших местах — Тулун, Нижнеудинск, Тайшет.

В-третьих, Ставицкий привлекает РЖД для создания строительных городков на базе железнодорожных вагонов. Такая практика уже в усеченном масштабе есть в Тулуне, ее будут масштабировать. Причем, на жд-станциях должны появиться нормальные пункты питания, медпункты, биотуалеты и т.д. Без такой организации и централизации всё растянется и увязнет в неразрешимых бытовых вопросах. Но Ставицкий всё устроит, при поддержке региональных властей.

Вчера в Братске собирались строители с разных регионов России, они отмечали, что бедствия такого масштаба не припомнят. Медлить, волокитить нельзя — нужно очень конкретно и масштабно начинать работать. Заостряться на том, что всё сделают местные строители и ремонтники — сомнительно. Мы уже видим, как капремонты в МКД делает наш Фонд капремонта — лично я сомневаюсь, что рекомендованные этим фондом местные подрядчики вытянут ситуацию в зоне паводков.

Что касается строительства, то это еще более сложный вопрос, и упирается он как раз в ту самую аналитику: сейчас крайне трудно понять, чего хотят люди, ведь им дали выбор. А выбор — это всегда время и сложности. Не понятно, сколько и каких квартир или домов нужно, а без этого ни о какой стройке говорить не приходится. Когда анкетирование и аналитическая работа будет завершена, в зоны паводков «поедут» домокомплекты, витринные экземпляры домов, начнутся первоочередные работы по возведению жилья.

Видение федеральных чиновников — в районах паводков необходимо объявлять что-то вроде комсомольской стройки. Медлить нельзя.

149
Поделитесь в соцсетях