Виктор Наумов: «В хорошем театре зритель становится частью большой мысли»

Виктор Наумов: «В хорошем театре зритель становится частью большой мысли»

Один из наиболее, пожалуй, заметных молодых актеров последнего времени в Братске Виктор Наумов участвует в работе сразу нескольких театральных коллективов, поёт на улице и создает творческое пространство для городской творческой среды. Считая ранее Братск неким перевалочным пунктом на заре своей карьеры, он влюбился в город и уверен, что он многое дал ему в профессиональном и личностном плане. В большом интервью говорим о  сцене, театральной жизни Братска, политике, городе и не только.

— В каких проектах ты сейчас задействован? Договориться о встрече было непросто – зашиваешься?

— Да, сейчас стало трудновато мне… Я уже два года работаю в театре кукол «Тирлямы» и задействован там практически во всех постановках как артист-кукловод. Там мне вполне комфортно – привык к театру, коллективу. Оказался я там случайно. Пел на улице, ко мне подошел работник театра и предложил работу. Я закончил Иркутское театральное училище и являюсь драматическим актером, а театр кукол – это другое, другая техника. Передать через куклу человеческие эмоции, оживить ее без пластики тела – для этого нужен особый талант. И опыт, который в общем-то у меня был. Я какое-то время жил в Петербурге – уехал туда вслед за подругой-кукольницей. Я часто бывал в Большом кукольном театре, видел эту работу, и в «Тирлямах» этот опыт пригодился. И в целом, если у артиста живое нутро, если он чувствует, есть потребность и желание передавать эти чувства, то и палка оживет.

— «Тирлямы» — это детский театр, но я постоянно жду от него взрослых постановок, и кукольные спектакли для взрослых – они особенные. Есть у тебя потребность в таких постановках?

— В этом сезоне «Тирлямы» ставят сразу три спектакля 16 и 18+. Это «Демон» по Лермонтову, «Лейтенант Фон Пляшке» по Куприну и «Полина, барин и Петух» по Мамину-Сибиряку. Да, театр начинает внедрять взрослый репертуар, это здорово, и да, наверное, в Братске выросла аудитория на такой формат, посмотрим на реакцию зрителей – всегда ждём отзывов, особенно в интернете. Сегодня этот диалог стал возможен, и он необходим. И даже если ругают – это здорово, потому что зритель не остался равнодушным – это главное.

— Расскажи подробнее о своей жизни в Петербурге.

-. Там нужно было как-то жить, вертеться, поэтому я пошёл работать в агентство праздников – «дедморозил». Параллельно играл в театре, чтобы не терять форму, и всегда интересовался серьезными постановками. Был период в 2013-2014 году, когда я входил в штаб политической партии «Яблоко» и лично знаком с Григорием Явлинским. Меня захватила эта деятельность, мы обсуждали резонансные законопроекты, вели приемы граждан. Но для политики я, как мне кажется, слишком эмоциональный человек, который погружается в проблемы других людей и начинает их переживать, как свои собственные. И в какой-то момент это стало очень тяжело, в том числе, в семье, где и своих проблем хватало.

— Почему ты вернулся в Братск?

— Закончились личные отношения в Петербурге. Вернулся домой в Калтук, где все близкие живут (родился в селе Согдиондон Мамско-Чуйского района, — ред.). Дело было под Новый год, и я поехал в Братск на подработку – снова Дедом Морозом.  Вообще город воспринимал как некую перевалочную базу, и что дальше поеду в какой-то большой «нормальный» город. И вот я как-то шёл по ул. Пионерской, забрёл туда случайно и вижу – написано: театр. Что за театр? Зашёл – никого нет, всё открыто, где-то наверху шум. Списался с руководителем по интернету и пришел на первое занятие. Так познакомился с Валентиной Васильевной Долгополовой, которая и меня посмотрела, и мой опыт, и образование и сказала: «Давай с нами». На тот период театру нужен был и драматический актер, и преподаватель, и руководитель театральной студии, и я во всем этом начал пробовать себя, и всё получалось.

— «Девятая идея» — уже давно не любительский театр, согласен с этим?

— Когда я погрузился в работу театра, меня происходящее здесь поразило. Валентина Васильевна – это и режиссер, и руководитель театра, и организатор театральной школы. Это большая серьезная работа. И главное, это место, где люди реально получают актерское образование. Да, им не выдают дипломы, но те знания, те навыки, которые они получают здесь, дают возможность поступать в лучшие профильные заведения страны – это знак качества. Лично для меня театр дал многое, именно поэтому я его не оставляю, хотя уже сложно справляться с несколькими задачами. «Девятая идея» показала мне Братск с другой стороны. Я думал, это временное место жительства, а служа здесь, понял, что я могу быть полезен этому театру, этому городу, что я здесь могу себя найти.

— У тебя есть ощущение, что театр в Братске как-то стремительно развивается? Скажем, я, как профессионал в своей сфере, чувствую некий застой в нашем деле, а вот театр в Братске буквально прёт. Почему так?

— Театр в России в целом развивается, и вообще это традиционно наше искусство, и оно у русских именно хорошо получается. Зритель, придя в театр на хорошую постановку, становится частью большой мысли. Человек так устроен – он всегда тянется к искусству. Это не только сфера развлечения, но и источник большого заряда впечатлений. Если труппа профессиональна, а режиссер чувствует потоки и мысли, умеет угадывать темы, которые переживают люди в этот отрезок времени, то это делает зрителя соучастником большого важного процесса. Для служителей же театра это традиционно площадка для самовыражения. Театр – это синтез искусств, здесь всё не ограничивается сценой. Живопись, музыка, ораторское искусство, декоративно-прикладное искусство, изучение литературы и истории и многое другое – через театр мы проживаем целую жизнь и образовываемся.

— Скажи, а почему ты поешь на улице?

— О, это целая история! В Петербурге я нуждался в деньгах, и такой формат творчества помогал немного заработать. Сейчас я не нуждаюсь в деньгах, но продолжаю это делать, потому что считаю, что площадное пение – это неотъемлемая часть городской культуры, древней, глубокой и традиционной. Город, в котором не поют на улицах, — грустный и скучный город. У нас и графити особо нет, хотя творчество Шарова вдохновляет и радует. И я, как и Гриша, создаю это творчество. И знаете, людям нравится. Ко мне часто подходят, говорят: «А можно я сыграю на гитаре? Да и пел когда-то неплохо». И люди пробуют себя, испытывают эмоции, радуются. Иногда подходят целые группы ребят, мы просто включаем минусовки из интернета и поём, что нравится, всё это записывается на телефоны, потом выкладывается, лайкается – это целая современная уже история. И она – про общение, про самовыражение, про творчество, про поиск себя.

— Не было страха, что не поймут, не воспримут?

— Конечно, был! Переживал, что вот Братск, такой суровый, кто-нибудь обязательно что-нибудь скажет, пристанет. Но знаете, ни разу этого не было! Всегда моё творчество воспринимается в Братске хорошо и позитивно.

— Какие еще идеи в Братске одолевают тебя?

— Создаю небольшое творческое пространство в квартире-студии художников на Ленина! Делаю ремонт. Я очень люблю кино, и там такое место, где можно смотреть и обсуждать андеграунд, арт-хаус – то, чего в нашем городе не хватает. Это формат квартирника и других способов самовыражения.  Как-нибудь приглашу вас!

 

314
Поделитесь в соцсетях