Ликвидация ЧС в Иркутской области: что сделано за 4 месяца?

Ликвидация ЧС в Иркутской области: что сделано за 4 месяца?

Паводки в Иркутской области этим летом унесли и разрушили не только почти 7 тысяч жилищ, но и повредили сотни объектов социальной, коммунальной,  инженерной, дорожной инфраструктуры. Перед властями всех уровней встала невиданная до этих пор задача: восстановить жилищные права почти 20 тысяч человек и параллельно восстановить жизнедеятельность более чем в 130 населенных пунктах, включая такие крупные как Тулун и Нижнеудинск, особенно пострадавшие от стихии.

Первоочередными задачами для ликвидаторов ЧС стали: аварийное восстановление дорог, коммунальных систем,  борьба с тысячами кубометров образовавшегося мусора. Это было очень непросто, ведь только в Тулуне смыло водой более 1300 домов: кто бывал в первые дни в городе, тот никогда не забудет страшные виды избушек, бившихся о мост через реку Ию.

Силами МЧС, Минобороны, Росгвардии и государственных, а также частных компаний разбирались завалы, ликвидировались остатки домов. Параллельно восстанавливалась коммунальная инфраструктура: инженеры искали решения, ведь паводками разрушило несколько городских водозаборов, очистные сооружения, трубопроводы и т.д. Пока всё это восстанавливалось, проделывался огромный вал работ по жизнеобеспечению в территориях: подвозилась вода, гуманитарная помощь, люди обеспечивались жильём в пунктах временного размещения и т.д.  

 Фронт работ параллельно вёлся на дамбах, особенно на реке Ия в Тулуне. Сначала, чтобы «спустить» воду, бойцы Минобороны сделали там огромные прораны (дыры), когда вода спала, их нужно было закрывать. Инженеры делали круглосуточно расчеты, а войска их исполняли: на военной технике возился грунт. Чтобы его просто взять в карьере, нужно получить разрешения в минприроды, да так, чтобы не возникло вопросов у прокуратуры. Чиновничий аппарат доводил себя до истязаний: работа с документами, разрешениями некоторых впоследствии привела на больничные койки, а кто-то просто уволился, не выдержав нагрузок.

В Тулуне начались оползневые процессы: срочно принимались решения и действия по берегоукреплению на ул. Павлова, где могли обрушиться многоквартирные дома. Возили породу, почти месяц, и спасли дома.

Берегоукрепление велось на многих территориях: паводки размыли берега не только Ии и Уды, но и Бирюсы, Чуны, других рек.

Города в этот период были похожи на военные лагеря, я никогда не забуду этого. На стадионах были разбиты палатки, а на территории одной из школ я однажды увидела уличный душ для ребят из МЧС. Чиновники, военные, спасатели жили, где придется – селились в зданиях диспансеров, техникумов. А команда «Первого канала» неделю жила в бараке. Я с коллегами из Москвы ночевала в железнодорожных вагонах-купе. Это было не геройство, а необходимость – по сей день в Тулуне очень сложно снять жильё.

Помимо восстановительной работы почти сразу начались процессы по подсчетам ущерба и актированию утраченного и поврежденного фонда жилья, муниципального и государственного имущества.

Цифры постоянно корректировались, и на сегодня речь идет о почти 11 тысячах утраченных и поврежденных жилых помещениях, а также 211 объектах инфраструктуры, подлежащих восстановлению. На всё это требуется свыше 43 миллиардов рублей, из которых не многим менее половины федеральное правительство уже направило в регион.

Когда регион пришел в себя и немного разгрёб завалы, а их осталось еще очень и очень много, встал вопрос приоритетов: что восстанавливать в первую очередь и каким образом? В середине июля было ясно, что приоритет – это 1 сентября. Дети должны пойти в школы и сады во что бы то ни стало, и они должны прийти в хорошие учреждения, где им будет комфортно.

На объекты, а повреждены были десятки школ и садов, зашли подрядчики. Особенно меня поразила одна команда из Иркутска, которая уже к числу 15 июля начала ремонтировать школу №2 в поселке Октябрьский Чунского района. Еще нигде не было ремонтов, но парни с таким настроем и воодушевлением взялись за работы, что мы подумали тогда: вот такие люди нужны на ликвидации ЧС.

И потом, общаясь с другими подрядчиками, я часто слышала от людей такие слова: «Мы искренне хотим помочь. Мы сюда не на заработки приехали». И люди говорят так по сей день, когда наступили холода, когда вскрылись трудности с оплатами и произведением работ.

Подрядные организации взялись за ремонты школ и садиков, и взялись хорошо. Подключились не только чиновники, но и спонсоры: учреждения получили не только обновление, но и новое оборудование, мини-поля, модульные мастерские. Где-то процессы прошли хорошо и быстро, где-то вскрылись дополнительные проблемы, как в садике «Лучик» в Тулуне или в Шумской школе в Нижнеудинском районе. Старые, никогда не ремонтировавшиеся учреждения потребовали дополнительных усилий, финансирования, поэтому где-то было принято решение ремонтировать дольше, но с хорошим качеством.

Особые сложности возникли в Нижнеудинске – практически на всех объектах, включая многоквартирные дома, а там их повреждено очень много. Сложность – застои воды. Там образовались целые бассейны, вода не уходила вплоть до октября. Невозможно просушить подвалы – грунты насыщенные, и ничего не сделать. Река там прошла по старому руслу, и  фактически здания оказались на дне.

Долго решался вопрос: убирать центр Нижнеудинска или укреплять берега так, чтобы река больше не заходила, и отводить воду. Большую роль сыграли жители города: они просили сохранить их территорию, а Нижнеудинск – очень старый город. Решили сохранить. Но какой ценой. Восстанавливать территорию оказалось очень и очень непросто.

В социальных сетях недавно прочла, что подрядчики там плохо работают, ничего не могут. Это неправда. Подрядчики на сегодня работают практически на всех объектах по графику. Из 211 мероприятий работы идут на 130, или практически на всех, где наступили сроки по графикам. Это аварийно-восстановительные и строительно-монтажные работы. На 22 объектах работы завершены полностью, часть работ будет начата позже – вся программа восстановительных работ  в зоне ЧС рассчитана до 2023 года, поэтому сейчас динамика очень неплоха, более половины мероприятий – уже в работе.

Отдельно скажу, что восстановлению подлежало 40 объектов образования, из них по 36 объектам работы начались и частично закончены. Отремонтировано 6  школ и детских садов, в большинстве объектов ремонты хотя и продолжаются, это не мешает обучающему процессу. Также ведется разработка проектно-сметной документации на новые учреждения, а их построят 18, по 4-м сроки не наступили.

Ремонтируются и проектируются десятки спортивных и культурных учреждений, инженерные защиты, водозаборы, насосные станции, сети водоснабжения, коллекторы, многоквартирные и индивидуальные дома, дренажные системы, развернуты строительные площадки под жильё, школы, сады и т.д. и т.п.

По общим наблюдениям, самой проблемной частью стал капитальный ремонт индивидуальных домов. По отчетам Службы заказчика, к началу ноября свидетельства на выплаты по ремонту готовы для 65% пострадавших. Это не тот объём, который нужен. Но здесь вскрылось немало вопросов по качеству обследований – за последний месяц в территориях значительно увеличилось количество домов, переквалифицированных из категории «ремонт» в категорию «снос». И, думаю, этот процесс еще не завершен.

Скажу о системе контроля: ежедневно его ведут федеральные чиновники – от вице-премьера РФ Виталия Мутко до министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Владимира Якушева. Не говоря уже о губернаторе Сергее Левченко и главе правительства области Руслане Болотове, который практически живёт в Тулуне уже 5 месяцев. Мэры также работают в постоянном режиме, они со своими командами играют огромную роль в восстановлении территорий – многие виды работ, такие как уточнения в генпланы, заключение контрактов, взаимодействие с жителями и т.п., в их компетенции. Когда говорят о прямом федеральном управлении во всяких анонимных источниках, сразу видишь, насколько люди все-таки некомпетентны в вопросах вертикали власти в стране, Конституции РФ, правах и обязанностях чиновников разных уровней.  В ликвидации ЧС задействованы сотни человек, которые уже получили опыт и «укоренились» в решении задач – на кого сейчас заменить всех этих людей? Будет ли это правильно и эффективно?

Несколько слов скажу о работе с жителями. Почти закончена выдача сертификатов на жильё: министерство социального развития области во главе с братчанином, кстати, Владимиром Родионовым заслуживает самых тёплых слов: в непосредственном контакте работаю с этим ведомством и не перестаю поражаться их трудоспособности, выносливости, профессионализму и выдержке. Они взяли на себя самое трудное – работу с тысячами пострадавших, и они ее «тянут». Да, не без проблем, не без судов – это жизнь, это российская действительность, но в целом проделана колоссальная работа, люди восстанавливают свои права, приобретают жильё, получают государственные услуги, строят планы на будущее – в новых домах, которые для них строят. И в новых объектах соцкультбыта, которые, по намерениям спонсоров, обещают быть грандиозными для здешних мест.

 

Елена Кутергина

 

 

288
Поделитесь в соцсетях