«Чистый воздух» нам только снится: в Братске общественники и власть обсудили выбросы

«Чистый воздух» нам только снится: в Братске общественники и власть обсудили выбросы

Экологический вопрос движется в Братске. Сегодня заместитель председателя правительства Иркутской области Теймур Магомедов провел совместно с депутатами Законодательного собрания региона и думы Братска, а также чиновниками, директорами предприятий-загрязнителей, братским Росгидрометом, природоохранной прокуратурой и общественниками большое совещание по экологической проблематике города.

Зампред ЗС Кузьма Алдаров во время пресс-подхода признал, что так детально вопрос по экологии Братска обсуждается во многом из-за того общественного резонанса, который состоялся в середине февраля, когда Братск задохнулся ядовитыми выбросами.

Про зеленый пояс говорить пока рано — инициатива абсолютно сырая и, думаю, Братский район ее заволокитит, потому что ему этот пояс не нужен, а создавать, тем не менее, и нести затраты придется. Мы так многие годы воюем с районом, на территории которого находятся братские дачники — оттуда нет понимания, почему район должен содержать городские дачи, думаю, и с поясом будет примерно то же. Только какое-то мощное волевое решение из Иркутска сможет повлиять на этот процесс. Либо большие деньги от Группы «Илим», например — крупного лесозаготовителя и загрязнителя в регионе.


К сожалению, на встрече не было дано слово директорам предприятий, а, может, и к лучшему — их информация пока вызывает много сомнений и вопросов.


Странным образом о программе «Чистый воздух» и ее реализации в городе докладывал не главный эколог Братска Николай Юшков, его вообще мы в зале не заметили, а глава комитета промышленности и транспорта Юрий Бак. К сожалению, его отчеты вызывали горькие улыбки в зале. Поразила цитата о том, что в рамках программы было закуплено три троллейбуса… Еще несколько автобусов на газе, дальше будут покупать больше троллейбусов и автобусов. Всё это выглядит как спасение муниципальных автотранспортных предприятий и к программе «Чистый воздух», конечно, имеет очень отдаленное отношение. Газификация обсуждается в основном на Правом берегу, где нет такой острой ситуации с выбросами. Обновление дорожной сети, опять же где-то далеко от очагов выбросов… Такой путь не является продуктивным, это очевидно.


Газификация центра Братска Газпрому и Роснефти не интересна, они не участвуют пока что в этом процессе. Хотя газификация городских теплоцентралей, сжигающих дешевый уголь, могла бы значительно облегчить ситуацию в городе. Тут еще стоит спросить: а ТЭЦ-то хотят на газ переходить или угольное топливо их устраивает?


Я спросила о перспективах консервации Галачинской ТЭЦ и представитель «Иркутскэнерго» рассказал, что работа ведется довольно активно, к 2022 году ТЭЦ законсервируют (в городе хватает других мощностей и консервация разгрузит территорию больничного комплекса в 21-22 мкрн от выбросов).


Краеугольным моментом стал вопрос мониторинга воздуха и ПДК, существующих для крупных загрязнителей. Пока не ясно, что за жуткий выброс произошел 16 и 17 февраля, но мы выяснили, что замеры ведутся непонятно как, в не то время, когда идут выбросы, а намного позднее, когда уже всё рассеялось. Данные Гидромета и Роспотребнадзора по превышению ПДК , как выяснил общественник Анатолий Шаманский, рознятся.

Но главное, и это принципиальный момент: представитель Братского Росприроднадзора признала, что ПДК по метилмеркаптану — самому вонючему газу, выбрасываемому Группой «Илим» — с 1999 года повышены в десятки раз. Она сказала о 30-кратном повышении, а Гринпис заявлял ранее о 60-кратном. Об этом специалист ответила честно на мой вопрос, и я предложила депутатам ЗС внести в протокол предложение об инициативе пересмотра такого запредельного ПДК. Депутат ЗС Роман Габов уцепился за этот момент и готов проработать его со специалистами. Можно сколько угодно говорить о квотировании, о замерах, мониторингах и т.д., но когда допустимые концентрации повышают настолько, мы никогда не поймаем этого вонючего кота за хвост.


Вопрос по ПДК подняла и депутат ЗС Светлана Петрук, также она говорила о разгрузке Энергетика от фур и лесовозов, которые днем и ночью идут по федеральной трассе, ее необходимо переносить из жилого района.

С живым и грамотным словом выступила Ирина Рычкова, экс-депутат думы Братска, которая многие годы вели тему экологии. Она верно заметила, что надо честно признать, глядя друг другу в глаза: ничего толком в экологическом вопросе за многие десятилетия в Брастке не сделано. Она предлагает в целом пересмотреть нормы на выбросы, на их состав, многие данные уже устарели, предприятия модернизировались – что они выбрасывают, никто не знает. Запахи в Братске изменились, это факт. Они стали еще тяжелее.

Глава думы Братска, как и сообщалось ранее, выступила с законодательной инициативой о полном перечислении экологических платежей в бюджет Братска (сейчас зачисляется только 60%). Глава бюджетного комитата ЗС Наталья Дикусарова назвала эту инициативу жизнеспособной, инициативу поддержали общественники, и такой договор между депутатами и жителями вполне возможен. Инициатива может быть реализована уже в 2021 году. Общественница Елена Иванюга попросила закрепить целевое использование экологических платежей – их надо тратить на оздоровление, озеленение и другие экологические нужны, а не на решение проблем ЖКХ, как это происходило ранее. Мэр сразу поклялся, что так и будет. Запомним.

В Братске есть очень хороший актив, профессиональные экологи-общественники, которые хорошо разбираются в вопросе экологии, от них звучало много критики, вопросов и предложений. Видя всё это и чувствуя поддержку депутатов ЗС, я предложила создать в городе экологический общественный совет, который мог бы больше делать и информировать депутатов, а также население по ситуации в городе.

Чтобы мы не закидывали мэрию письмами, не утопали в этой переписке (сегодня за одно совещание десятки вопросов в живом режиме проговорили, а могли бы месяцами вести переписку). Чтобы мы не искали даты встреч и мест, не устраивали экологические интернет-митинги, потому что мы не понимаем и не знаем, что происходит, а чтобы с нами считались, с нами разговаривали и слышали наши дельные вопросы.

Мэр почему-то назвал мою инициативу говорильней, сославшись на работу экологической комиссии. Но, уважаемый Сергей Васильевич, экологической комиссии, к сожалению, лично я, да, наверное, и многие, не доверяем. Вопрос по завышению ПДК подняли во всеуслышание общественники, а не эта комиссия. Вопросы по исполнению программы «Чистый воздух» обозначаем губернатору мы, а не депутаты этой комиссии. Запрос от имени депутатов ЗС помогают готовить общественники, а не члены этой комиссии. И перечислять можно много. Общественников не пускают на заводы, в то время как комиссия туда ездит и рапортует об идеальном положении дел. Убеждена, экологический совет нужен, и меня в опросе общественного мнения на этот счет уже поддерживают жители Братска, более 90% опрошенных за день высказались в поддержку создания такого совета.

В завершении скажу, что продолжаю разрабатывать наш экологический манифест, к работе над ним уже подключились и красноярские активисты-экологи, его смотрят наши грамотные журналисты, общественники, депутаты, простые жители. Кстати, ни один депутат гордумы и экологической комиссии интереса к манифесту не проявили, но проявили в ЗС. В пятницу на заседании рабочей группы по теме экологии Братска в областном правительстве я намерена его озвучить, а также сделать абсолютно публичным и доступным для всех.


В завершении благодарю Теймура Магомедова и депутатов ЗС за эту встречу, это был качественный публичный процесс, которого так не хватало в экологической повестке Братска.

676
Поделитесь в соцсетях