Фёдор Данилов: Я всегда последним выходил из боя

Фёдор Данилов: Я всегда  последним выходил из боя

Еще один уроженец Харанжино Братского района представлен к ордену Мужества

Даже не верится, что передо мной сиди 22-летний ветеран боевых действий, командир взвода, штурмовик и кавалер ордена Мужества. Простой сварщик, выпускник Братского металлургического техникума, отслужив срочную службу больше года, в мотострелковом полку под Брянском, подписал контракт и  стал одним из первопроходцев на Харьковском направлении.

— 23 февраля я позвонил маме и сказал, что просто охраняю границу, здесь глушилки стоят, поэтому звонить домой не смогу. Мы уже понимали, что можем перейти границу, что будет что-то и лучше не тревожить близких, — рассказывает ефрейтор Фёдор Данилов.

В начале СВО его назначили командиром отделения, а затем и взвода. Это ответственность за группу людей в несколько десятков человек, за боевое орудие, и Данилову это доверили неспроста.

Если нужна была инициатива, он всегда ее проявлял. Надо небольшой группой лес прочесать? Шёл. Надо на штурм идти – шёл. С поля боя обычно уходил в числе последних, чтобы прикрыть ребят, если приходилось отступать. И хотя парень просит не писать об этом – не скромно, не могу не сказать об этом.

— Меня спасало то, что я постоянно двигался. Либо продвигался вперед, либо помогал раненым. Да, были люди, которые сидели в окопах, потому что не могли идти в наступление, но многие так и погибли, потому что это боевые действия нового типа – с дронами, с системами слежения, и тут не спрячешься, не отсидишься, — считает солдат.

Фёдор, перемещаясь с товарищами на боевой машине пехоты  — БМП, выбирал позицию снаружи – чтобы в случае подрыва можно было открыть люк и спасти солдат. Да, он постоянно рисковал собой и сам удивляется, как судьба отводила его от пуль и осколков. Говорит, что постоянно молился, и дома за него молились близкие.

— Однажды в Каменке мы зачищали территорию и на автозаправке засели украинцы. Шла перестрелка, и рядом с моим товарищем из разведки упал столб. Он запутался в тяжелых проводах, и я его распутал, вытащил. А спустя уже время, когда мой последний бой был на Украине, этот же парень из разведки вытащил меня… Я сильно ударился, меня взрывной волной отбросило, и часа полтора я был без сознания. Очнулся уже в санчасти, — вспоминает боец.

Ему приходилось транспортировать раненых и вытаскивать ребят из перестрелок, хотя не всегда, быть может, это было целесообразно с точки зрения выживания. Но как-то всё устроено так, что, если ты спасаешь, то и тебя обязательно спасут.

Ему доводилось видеть, как уничтожались огнем противника целые автомобили с ранеными бойцами…  Особенно же запомнилось, как он участвовал в транспортировке семи солдат – через реку, при большой опасности. Но всех их удалось отвезти в госпиталь и спасти.

Для меня очень важно изучать СВО из первых уст, и особенно из уст таких ребят как Фёдор – кто рассказывает не истории из телевизора, а реальные моменты, которые, возможно, сейчас и нельзя публиковать, но они-то и раскрывают всю полноту картины происходящего. И вот о чем стоит сказать, так это об отношении однополчан Фёдора, русских солдат, к мирному населению.

— В Изюме к нам однажды пришла женщина — украинка и сказала, что у нее в доме находится 23 ребенка. Она собрала маленьких детей, чьи родители погибли или ушли из города. И мы их всех эвакуировали. А почему та сторона их не забрала, не знаю… — вспоминает Фёдор.

А еще он рассказал о своем командире роты, который попал в плен и был сожжён на костре. Об этом противник даже писал в телеграм-каналах.

После госпиталя, когда уже закончился контракт, Фёдор вернулся в Братск. Он честно признается, что в мирной жизни, здесь, где всё течет своим чередом, ему находиться непросто. Ведь там остаются наши ребята, и Фёдор как никто другой знает, насколько им там тяжело.

— Я должен туда вернуться, я там нужнее, — говорит солдат.

 

356
Поделитесь в соцсетях